Истребители МиГ Обзоры Общий раздел

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

Вот такая фотография и история ходит по интернету уже не один год. Не задумывались ли вы над тем, реальная ли она? Может быть как многое то, что пишут в интернете это, как сейчас говорят – фейк? Давайте попробуем разобраться …
В книге рекордов Гиннесса мы не найдём ни упоминания новосибирского Коммунального моста, ни фамилии Привалов – это неудивительно, ведь о случае, произошедшем 3 июня (по некоторым источникам – 4 июня) 1965 года, советская пресса не писала.
Слухи облетели всю страну, и даже просочились за границу, обрастая уже какими-то совершенно нелепыми подробностями, но так как не было официального сообщения – не произошло и официального признания. Более того – единственный в мировой истории пролёт реактивного истребителя под мостом не зафиксировала и бортовая аппаратура, кино-фотодокументы тоже вам не получится обнаружить.

Давайте посмотрим, как описывают это художественно:
Как вспоминают очевидцы, день 4 июня 1965 года выдался жарким. В ленивый пятничный полдень на набережной было людно, а на городском пляже — вообще яблоку некуда было упасть. Молодые новосибирцы — студенты и школьники только-только заступили на каникулы. Тишина, спокойствие и благость — лето в советском Новосибирске.
Город готовился впасть в послеполуденную дрему, как вдруг… с неба донесся рев. Звук нарастал и быстро превратился в угрожающий. На набережной начали встревоженно оглядываться: что шумит?
И вдруг над островом Отдыха (самый ближний к Коммунальному мосту обский островок) возникла серебристая молния. И… начала падать в Обь, но не отвесно, как камень, а по плавной нисходящей.
Когда до воды оставалось несколько метров, серебристый болид выровнялся и пошел ровно.
— Да это же самолет! Настоящий боевой истребитель! — воскликнул кто-то на набережной.
Толпа замолкла в ужасе: истребитель летел низко над волнами прямо к Коммунальному мосту. Вода под самолетом кипела белыми бурунами — то ли от невероятной скорости машины, то ли от ударов реактивной струи из сопла. Казалось, что над водой летит серебристая лодка, а за ней тянется белый след (его называют кильватерным).
— Что же будет? — упавшим голосом спросила девушка-студентка.
Новосибирцы тревожно молчали: стоит неизвестному хулигану за штурвалом истребителя ошибиться хоть на миллиметр — произойдет трагедия. На мосту — сотни человек в машинах, троллейбусах и автобусах спешат по своим делам. Не дай бог, ас врежется в опору Коммунального…
Самолет нырнул прямо под центральную арку моста и тут же вышел с другой стороны. С берега это казалось невиданным трюком. Кто-то облегченно вздохнул. Но тут реактивный двигатель взвыл турбиной, и там, за мостом, серебристая молния метнулась ввысь.
Люди на другой стороне набережной, там, где сегодня расположен парк «Городское начало», онемели: вынырнувший из-под Коммунального моста серебряный самолет летел прямо на железнодорожный мост. С него начиналась городская история, от него зависит судьба страны, и как раз сейчас по нему идет товарняк с лесом!
Серебристая молния разминулась с железнодорожным мостом лишь на десяток метров. Самолет ушел в небо, и вся набережная, не сговариваясь, зааплодировала.

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

МиГ-17
А теперь версия ОЧЕВИДЦА
Итак, 4 июня 1965 года я в компании друзей направлялся на городской пляж. Тогда с левого берега на правый ходил трамвай 6-го маршрута. Вот на нем-то мы и добирались к месту отдыха. Трамваи ходили не очень часто и потому были битком набиты пассажирами. День 4 июня не был исключением, и не всем удалось выйти на остановке «Пляж». Таким образом, я переехал на правый берег и оттуда, не дожидаясь обратного трамвая, вынужден был пойти по мосту на левый берег Оби. Кроме меня в том же направлении шли еще несколько человек. Первым шагал мужчина атлетического сложения, за ним следовал я, а за мной — ефрейтор внутренних войск в парадной форме. Расстегнув китель и сдвинув фуражку на затылок, служивый мерным шагом двигался к песчаному берегу.
И вот, когда мы находились где-то на середине моста, случилось то, что нельзя было представить в самом жутком сне. Внезапно из-под моста мелькнул серебристый силуэт самолета и сразу же под большим углом к горизонту взмыл в небо, оголив на секунду дно реки! На пляж пошла волна, смывшая в воду одежду и обувь беспечных купальщиков. Шедший впереди меня мужчина и я остановились и, как завороженные, смотрели на потрясающее действо, а ефрейтор обеими руками крепко прижимал фуражку к голове, боясь утраты казенного имущества. Чуть позже мы ощутили запах керосина.
К вечеру почти все Левобережье знало о происшедшем, хотя имел место «эффект испорченного телефона». Вместо истребителя МиГ-17 уже фигурировал пассажирский Ту-104. Говорили, что под мостом пролетел самолет с завода им. Чкалова, якобы потерявший управление при испытаниях. Но тут были явные нестыковки, так как в те годы завод выпускал уже Су-15, а испытания новых самолетов производились далеко за городом. Местные СМИ ничего не сообщили об инциденте, а любопытные граждане через 2-3 дня из передач заокеанского вражеского радио узнали некоторые подробности. А вот маоистский рупор из Пекина пролет под Коммунальным мостом объявил началом отработки советскими летчиками новой тактики уничтожения мостов и переправ. Не где-нибудь на полигоне, а в центре крупного города!
Конечно, главным событием стал полет, но МиГ-17 — не ракета, а значит, был и пилот. О нем тогда ходило немало слухов. Народная молва сообщала, что отчаянный пролет под мостом — результат спора. Говорили также, что летчик пошел на сверхриск из-за недоступной красавицы.

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

Аргумент капитана Привалова
Слухи слухами, а все было совсем не так. 4 июня 1965 года тридцатилетний капитан Валентин Васильевич Привалов совершил свой полет под мостом не на спор и не из-за женщины. Причина была другая. Он хотел показать, что есть еще в Вооруженных Силах летчики с большой буквы, что непродуманная лихая «рубка» родной армии во время хрущевской оттепели не искоренила чкаловских традиций и пилотской лихости. Кроме того, это был и своеобразный протест против холуйского подавления новаторства, инициативы и «затирания» боевых летчиков.
Пик «рубки» и сокращения Валентин Васильевич пережил во время службы в морской авиации, в 691-м истребительном авиаполку Краснознаменного Балтийского флота в городе Мамоново Калининградской области. Самый запад СССР, полеты над морем, черная морская форма, и вдруг – перевод в глубь Сибири, смена флотской формы на общеармейскую… Служба в гвардейском Черниговском истребительном авиаполку в г. Канске Красноярского края была намного прозаичнее и, кроме того, Сибирь – не Прибалтика.
В начале июня 1965 года ствольная зенитная артиллерия двух мотострелковых дивизий Сибирского военного округа приступила к сдаче своеобразного боевого экзамена на полигоне возле города Юрги. Для того чтобы все было натурально, как в настоящем бою, из 712-го гвардейского авиаполка в Толмачево переправили звено из четырех МиГ-17. В числе пилотов был и капитан Привалов.
Сухопутные зенитчики из 57-миллиметровых орудий обстреливали зеркальное отражение истребителей, а начальство с большими звездами на погонах делало выводы о степени подготовленности каждого из дивизионов. После такой имитации поражения воздушного врага Привалов, следуя на аэродром в Толмачево, и «покорил» Коммунальный мост.

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

ЧП союзного масштаба
Как рассказывает в своих воспоминаниях Александр Каманов (новосибирец, который встречался и беседовал с Валентином Приваловым), Коммунальный мост летчик приметил давно. Приехавший из Канска в Новосибирск на летные тренировки ас сразу про себя подумал: «Под этим мостом я обязательно пролечу!».
После одной из тренировок Привалов собирался вернуться на аэродром. Но, пролетая над Обью, решил исполнить данное себе обещание.
На цель заходил по направлению течения Оби, при скорости около 700 километров в час. Страшно было – до потемнения в глазах. Еще бы – на такой скорости попасть в узкое «окно» мостовой арки (30 метров в высоту и 120 в ширину) казалось просто невозможным. Даже слабое прикосновение к ручке управления меняло высоту машины на целые метры.
Но самое страшное оказалось впереди. Сразу за Коммунальным мостом – всего через 950 метров – уже железнодорожный мост, важнейшая транспортная артерия России. У Привалова было ровно пять секунд до столкновения. И за это время он успел круто изменить курс и, испытывая дикие перегрузки, ввинтиться в небо.

Валентин Привалов вспоминал, что всё прошло столь быстро, легко и гладко, что он даже поверил в то, что его манёвр никто не заметил.
На следующий день лётчики прибыли в штаб дивизии, где, на первый взгляд, всё было тихо и спокойно. Собственно, трое сослуживцев Привалова и не знали, что есть повод для беспокойства. На самом же деле в военных инстанциях бушевал невиданный скандал. Военные, ставшие свидетелями полёта Привалова, доложили командованию, которое немедленно собрало специальную комиссию по расследованию ЧП. В Новосибирске ходили невероятные слухи о происшедшем — они говорили, будто лётчик пролетел под мостом на спор, другие уверяли, будто он таким образом решил покорить сердце любимой, стоявшей на мосту.
О ЧП доложили на самый верх, лично министру обороны СССР маршалу Родиону Малиновскому.
Всех четверых лётчиков на всякий случай арестовали, а Привалова готовились исключить из партии и отдать под трибунал.
Между тем, нашлись и те, кто встал на защиту Привалова, — поддержал лётчика первый секретарь Новосибирского обкома партии Горячев. Дело в том, что в Новосибирске работал авиазавод, на котором строили самолёты Су, и глава обкома, для которого авиапроизводство было одним из важнейших дел, ценил классных пилотов, отчаянных сорвиголов.

Разнос за «чкаловщину» на заводе Чкалова
Привалова отвезли «на ковёр» к находившемуся в Новосибирске маршалу авиации Евгению Савицкому, выдающемуся асу, дважды Герою Советского Союза. Савицкий, отец космонавта Светланы Савицкой, пилотировал самые современные военные самолёты вплоть до своего 70-летия и тоже ценил классных лётчиков. Но как начальник, потворствовать авиахулиганству не мог, поэтому устроил Привалову знатную выволочку за «чкаловщину» с использованием всего богатства великого и могучего русского языка.
Пикантный момент – разнос происходил на Новосибирском авиазаводе, носившем имя… Валерия Чкалова.
Когда Савицкий закончил, сопровождающие маршала офицеры шепнули Привалову: расправы не будет, его оставят в авиации.
После этого Привалову было приказано, оставив самолёт и взяв с собой парашют, поездом отбыть из Новосибирска к постоянному месту службы в Канск.

«Приговор» министра
Спустя неделю после возвращения в Канск из Москвы пришла телеграмма, в которой содержался «приговор», вынесенный министром обороны Родионом Малиновским: «Лётчика Привалова не наказывать. Ограничиться теми мероприятиями, которые с ним проводились. Если не был в отпуске — отправить в отпуск, если был — дать 10 суток отдыха при части».
Видимо, самоубийственная смелость воздушного хулигана покорила маршала, знакомого и с Чкаловым, и с Покрышкиным. Которые, кстати, тоже были не против продемонстрировать свое воздушное мастерство. И правильно. Что ж, прятать его, что ли?
Сейчас трудно сказать, почему Министр обороны СССР принял в отношении Привалова неожиданное решение. Может быть, понял маршал, что подобные пилоты в случае войны будут очень полезны родной авиации, а может, произошло что-то еще, но капитана Привалова приказано было не наказывать, а отправить в отпуск, а если уже был, то предоставить десятисуточный отдых при части!
В итоге самое серьёзное наказание Валентин Привалов понёс по партийной линии — строгий выговор с занесением в учётную карточку. А по службе наказали командира полка и начальника политотдела, которым объявили выговор.
Лётчик Валентин Привалов продолжил службу в авиации, стал он командиром эскадрильи и даже заместителем командира полка, но не сразу. В начале 70-х майор, а потом и подполковник Привалов продолжил службу в учебном авиаполку в п. Саваслейка Горьковской (ныне – Нижегородской) области. Вскоре учебный полк стал 148-м центром боевого применения и переучивания летного состава авиации ПВО.
Может быть, дослужился бы и до генеральских погон, но в 42 года подвело здоровье – из-за сердечно-сосудистого заболевания его отстранили от полётов.
Можно было остаться в армии на должности, не связанной с полётами, но прирождённый лётчик предпочёл уйти в отставку. Оставаться в рядах армии он не мог и не хотел без любимой работы, хотя имелся вариант дослужить какое-то время на тыловой должности.

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

72-летний Валентин Привалов в наши дни
Ещё четверть века Валентин Привалов проработал в диспетчерской службе гражданской авиации, где был удостоен почётного знака «Отличник воздушного транспорта». В конце 80-х он перенес операцию по вживлению электростимулятора сердечной мышцы.
В настоящее время Валентин Васильевич Привалов проживает в Москве.

Не каждому дано
За прошедшие более чем полвека никому в мире не удалось повторить то, что сделал советский лётчик. Может, это и к лучшему. Чтобы сделать то, что сделал Валентин Привалов, мало быть хорошим пилотом, нужно быть рождённым летать.
Но было бы неверно утверждать, что никто больше не пытался пролететь «чкаловским маршрутом» под мостом. Несмотря на запреты, такие попытки в советской авиации имели место. Об одной из них уже можно рассказать.
В конце 80-х годов в бомбардировочный авиаполк, дислоцированный возле города Комсомольск-на-Амуре, с запада был переведен старший лейтенант К.
Вполне приличный летчик с достойной по тем временам биографией. Уже тогда полеты стали праздником для авиаторов — то керосина нет, то еще чего. В общем, тосковали летчики по небу.
Весной 1988 года упомянутый старший лейтенант следовал в отпуск из Хабаровска в Днепропетровск. Промежуточная посадка в Толмачево затянулась на несколько часов. Для иногороднего человека сидеть в аэропорту и не увидеть столицу Сибири просто недопустимо, поэтому дальневосточный летчик совершил экскурсию на такси.
При проезде по Коммунальному мосту таксист рассказал, что, когда он был еще пацаном, пролетевший под фермами моста «МиГ» смыл его брюки в Обь. До этого летчик слышал всякие байки, но тут рассказывал «потерпевший». Сразу возникло желание повторить чкаловский трюк, но не в Новосибирске, а на Дальнем Востоке.
Целью был избран железнодорожный мост у поселка Пивань Хабаровского края. Средством — «родной» Су-24.
На совершение трюка старлей уговорил и друга, капитана Р., ведь экипаж самолета должен был состоять из двух человек. Больше месяца друзья рисовали схемы, высчитывали параметры, углы захода и прочее. Не поленились съездить к Пиваньскому мосту, но осмотреться на месте помешали моряки из подразделения внутренних войск, охранявшие важный объект.
Покорение моста решили совместить с полетом на полигон в районе Хабаровска. За сутки до предполагаемого полета нашлись «добрые» люди, доложили куда надо и даже приложили копии схем и расчетов при пролете моста, целых четыре варианта в зависимости от скорости ветра и прочих факторов. В итоге вместо аэродрома пилоты оказались в особом отделе авиадивизии, где после ряда профилактических мероприятий отказались от рискованного мероприятия. В начале 90-х годов старлей, не получив очередной звезды, подался в военную авиацию независимой Украины и даже дослужился до полковника, а капитан, уволившись в запас, организовал частную фирму.
Прошли годы, Коммунальный мост больше никто не покорил. Не появилась и памятная табличка, рассказывающая о событиях июня 1965 года

Да, кстати, настоящее ли фото?
Конечно, нет, в 1965 году не было ни мобильных телефонов, ни видеокамер, потому невероятный полёт Валентина Привалова никто не запечатлел. Он существует в Интернете лишь в виде фотоколлажей. Вот и тут написано, что это коллаж (смотрите правый нижний угол центрального фото):

«МиГ» славы. Как советский лётчик Привалов совершил невозможное

P.S. Поступок Валентина Привалова – это проявление высшего мастерства, а не просто храбрости.
Мастер у-шу спокойно выполняет трюки, которые любого другого человека просто убили бы. Привалов – лётчик-ас, такой же “мастер у-шу”. Он знал, что может сделать задуманное, и он этот пролёт выполнил.
Но кроме мастерства, он продемонстрировал и характер. Это то, чем русские отличаются от всего мира! Русский воин всегда мог выполнить то, что иностранец счёл бы невозможным. Без этого не было бы ни перехода Суворова через Альпы, ни Азовского сидения, ни взятия Измаила, ни битвы при Молодях. Не было бы ни Брестской крепости, ни обороны Севастополя (хоть первой, хоть второй), ни битвы за Москву, Сталинградской битвы, битвы на Курской дуге. И не было бы надписи на Рейхстаге “Развалинами удовлетворён”. Не было бы «броска на Приштину», много чего не было бы.
Привалов показал, что русский дух ещё жив.
А у европейцев и нынешних европеизированных “русских по паспорту” кишка слишком тонка, у них в глазах темнеет при одной мысли о чём-то подобном. Дети общества потребления, они даже представить себе не могут, что можно настолько рисковать “высшей ценностью” – собственной “драгоценной” жизнью. (В самом деле, если он погибнет, кто же будет “потреблять”?!)
И понимание, что русские “не такие” вызывает у них не восхищение или удивление, а лишь биологическую ненависть. Ибо “русский дух” есть отрицание всего европейского, «западного образа жизни».
И то, сколько имеется негативных отзывов о пролёте Привалова, показывает лишь насколько современная российская молодёжь, да и не только молодежь, «европеизировалась».
Похоже, скоро не будет уже того гусарства, молодечества, тех курсантских и студенческих проделок, которыми русские раньше ставили на уши всю Европу даже в мирное время.
Мы становимся частенько слишком “обуржуазившимися” и смирными, а сражаться за любимых женщин если и будем, то только в судах. И это весьма печально.

https://e-news.su/in-russia/138956-mig-slavy-kak-sovetskiy-letchik-privalov-sovershil-nevozmozhnoe.html

Related posts

Два года во «Внуково» в ожидании хозяина

Александр

История одной посадки

Александр

В СССР тоже шутили над армией!

Александр

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: